Женщина, приоткрывшая окно в марафон

Статья из журнала «Бег и Мы» №66 (2012)

Автор: Борис Прокопьев

Целые десятилетия марафон был окружен ореолом крайней исключительности. Его характеризовали – и в определенной степени небезосновательно – как наитяжелейшее спортивное испытание, выдержать которое по плечу лишь отдельным людям, обладающим колоссальной выносливостью, неимоверным терпением и стойкостью духа. Считалось, что марафонцами могут быть только мужчины. Женщины… А что женщины? Они восхищались такими представителями сильной половины человечества. У них и в мыслях не было претендовать на святая святых, принадлежащее их героям. До поры до времени.

Катрин Свитзер - первая женщина, пробежавшая марафон с номером

Первой женщиной, пробежавшей марафонскую дистанцию как положено, с нагрудным номером и на официальном пробеге, стала американка Катрин Свитзер. Произошло это 19 апреля 1967 года на почтенном Бостонском марафоне.

Уточнение «с нагрудным номером» не случайно. Так как тот же марафон, например, годом раньше покорила Роберта Гибб, но сделала она это с явными нарушениями. Первоначально Гибб спряталась недалеко от старта в прилегающих к трассе кустах, а потом, когда примерно половина участников уже пробежала мимо нее, незаметно шмыгнула в толпу мужчин-марафонцев. Она одолела практически всю дистанцию, за исключением небольшого расстояния, которое отделяло ее укрытие от стартовой линии, финишировала, но ее результат не был зафиксирован, так как она бежала без нагрудного номера, а значит, не могла считаться участницей марафона.

Катрин Свитзер, проявив смекалку и находчивость, пошла легальным путем. Она справилась со всей процедурой регистрации, получила стартовый номер и практически официально покорила всю дистанцию. Правда, самую малость утаила и она, но это уж недоглядели сами организаторы, с них и спрос. Однако бег по трассе в какой-то момент складывался для Катрин не самым оптимистичным образом. Он едва не был прерван тогдашним директором марафона Джоком Семплом.

Без сомнений, о Катрин Свитзер стоит рассказать немного подробнее, начав с предыстории. Она этого заслуживает.

 

БЕГ – КАК ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

Будучи ещё подростком, Катрин считала, что девочкам по силам делать все, что могут мальчики, и стала заниматься хоккеем на траве. Чтобы поднять свою спортивную форму, она по собственной инициативе начала практиковать после тренировок в команде еще и небольшие индивидуальные пробежки на милю. Вскоре юная спортсменка заметила, что в результате таких пробежек она обретает выносливость. В хоккее это стало ее тайным оружием. Девочка ничего не понимала в методике тренировок, но быстро разобралась, что бег является ключом для любого вида спорта. К моменту поступления в университет она пробегала уже по три мили в день и была горда, что на такое не способна ни одна из ее знакомых сверстниц.

Однажды, когда Катрин уже заканчивала свою традиционную пробежку, к ней подошел тренер по легкой атлетике. Он спросил, не согласится ли она выступить на соревнованиях в составе мужской команды, в которой не хватало одного участника. Катрин согласилась. Посмотреть на молодую особу отважившуюся бежать милю вместе с мужчинами, собралось немало представителей прессы. Это заставило изрядно понервничать дебютантку, но она достойно справилась со своей задачей, пробежав дистанцию за 5 мин. 58 сек.

Постепенно бег превратился для Катрин из секретного оружия в первую любовь.

В университете она познакомилась с внештатным менеджером легкоатлетической команды Арни Бриггсом, который взял ее под свое крыло. Он тоже любил длительный бег и уже 15 раз участвовал в Бостонском марафоне. В свои пятьдесят Арни имел проблемы с коленями и немало других травм. Но он продолжал потихоньку трусить, поддерживая свою марафонскую выносливость. Арни взялся сопровождать 19-летнюю Катрин на тренировках, во время которых рассказывал много полезного и занимательного о беге. В том числе о Бостонском марафоне. После услышанного Катрин загорелась желанием окунуться в гущу легендарного события и поделилась идеей со своим наставником. В ответ Арни усмехнулся, добавив, что женщины не могу участвовать в Бостонском марафоне и вообще они не способны пробежать 26,2 мили. Такой ответ здорово разозлил и одновременно обидел девушку. Как женщина, она чувствовала себя униженной своим старшим товарищем, и их беговая дружба повисла на волоске. В конце концов Арни пообещал взять свою подопечную с собой в Бостон, если та сможет доказать ему, что способна справиться с нужной дистанцией. А после небольшой паузы еще и приободрил, сказав, что если кто из женщин и способен пробежать марафон, так это Катрин. И они приступили к целенаправленной подготовке к бостонскому состязанию.

Их самые продолжительные тренировки стали доходить до 15 миль, потом до 17 миль, до 18 миль и больше. Нельзя сказать, что они давались Катрин легко. На 18 милях она впервые почувствовала, что такое «стена». Но наращивание миль продолжалось. Наконец, чтобы окончательно убедить Арни и проверить себя, определили день, когда побегут на тренировке полный марафон, — в одно из первых чисел апреля.

Отмерив круг примерно в шесть миль, поставили задачу замкнуть его четыре раза. И когда впереди оставалась только одна миля, Арни признался, что до последнего не верил, что Катрин справится с дистанцией, но теперь уверен в ее готовности к марафону. Такие слова для амбициозной девушки были как бальзам на душу. Но в следующий момент уже она сама неожиданно взялась выражать сомнения. Правда, по другому поводу: а вдруг тренировочный круг промерен неверно, и он на самом деле короче. Для надежности Катрин предложила Арни пробежать еще пять миль. Изрядно удивленному тренеру ничего не оставалось делать, как пристроиться рядом. На этой «добавке» ноги бывалого марафонца обмякли, и он начал терять координацию. Ситуация дошла до такой крайности, и на последней миле Катрин пришлось даже поддерживать его руками.

 

ДАЕШЬ БОСТОН!

На следующий день Арни заглянул к девушке с заявочной карточкой на марафон, хотя сама Катрин подумывала участвовать в нем таким же образом, как это сделала год назад Роберта Гибб – без регистрации, без нагрудного номера, выскочив из кустов и затерявшись в толпе бегущих мужчин. Однако наставник запротестовал, заявив, что Бостонский марафон – очень серьезные и достойные соревнования, а сама Катрин – не менее достойная бегунья, член легкоатлетического союза, правила которого она обязывалась соблюдать. К тому же он категорически против того, чтобы своим «заячьим» поступком она вносила неразбериху в проведение Бостонского марафона. Арни был убежден, что к участию в забеге следует идти правильным путем.

Картин забеспокоилась: а вдруг она наткнется на какие-то препятствия и даже запреты? Но ее товарищ предусмотрительно захватил с собой сборник правил по легкой атлетике, и они вместе стали его листать. Вначале смотрели перечень дисциплин только для мужчин, потом – только для женщин. Ни в первом, ни во втором разделе сборника о марафоне не было сказано ничего. Он оказался выделенным в свой отдельный параграф, где оговаривались различные нормы и требования. Однако и здесь Арни и Катрин не нашли ни слова о половой принадлежности участника. Это их рассмешило: никому из тех, кто составлял данные правила, даже в голову не пришло, что кроме сумасшедших мужчин марафон вдруг вздумается побежать и женщинам. Похоже, они были на сто процентов уверены, что такое не случится никогда.

Де-юре Катрин ничего не мешало выйти на старт, но де-факто, пойди она по всем ступеням регистрации открыто, как женщина, ее бы ни за что не допустили до марафона.

Следующим барьером грозил стать медицинский допуск. Как вариант, можно было пройти необходимое обследование непосредственно в Бостоне, но тогда 20-летней девушке пришлось бы постоять в многолюдной очереди в коридоре среди обнаженных мужчин. К тому же тамошние медики, без сомнения, тут же отвергли ее участие в забеге. И скорее всего, не по причине каких-либо недугов или недостаточной физической подготовленности, а исключительно по гендерному принципу.

Катрин ничего не оставалось, как обратиться за сертификатом здоровья в свое местное медучреждение, не раскрывая истинной цели получения документа. И ей его выдали.

Теперь надо было найти какое-то разумное решение, чтобы при заполнении в заявочной карточке графы «Имя и фамилия» не выдать свой женский пол. И Катрин вписала туда следующее: «K.V. Switzer».

Итак, заполненная заявочная карточка вместе с медицинским сертификатом и тремя долларами стартового взноса была отправлена в оргкомитет Бостонского марафона. В один из следующих вечеров Катрин вышла на прогулку со своим парнем Томом Миллером. Он был выпускником университета и занимался метанием молота. Будучи всецело погруженным в учебу и в свои тренировки, он был не в курсе ближайших беговых планов Катрин. Но в этот раз молодой человек мельком поинтересовался, как обстоят ее дела с джоггингом. И когда подруга ответила, что собирается бежать Бостонский марафон, Том едва не потерял дар речи.

Немного придя в себя, он заявил: если его девушка способна осилить марафон, то это сможет сделать и он. Невзирая на свои сто с лишним килограммов веса, молотобоец на следующий же день вышел на пробежку и, одолев девять миль, заявил, что готов к марафону. В Бостон они отправились вместе.

 

ДИРЕКТОР ПОСТУПИЛ НЕ ПО-ДЖЕНТЕЛЬМЕСКИ

День забега выдался ужасным – слякотным, ветреным, холодным. Практически все участники надели на себя мешковатые свитера, а поверх их – ветрозащитные куртки с капюшонами. По совету Арни Катрин дополнительно облачилась в свой старый-престарый свитер, который было бы не жалко выбросить после того, как по ходу бега почувствует тепло. Когда новоявленная участница прикалывала свой стартовый номер на грудь, мужчины-марафонцы, находившиеся рядом, тут же поняли, что она женщина. Они стали проявлять к ней повышенное внимание и одновременно заботу. Их вдохновляло участие девушки в марафоне.

Чтобы занять место непосредственно в стартовом коридоре, при входе в него каждый участник должен был показать нагрудный номер. Стараясь максимально завуалировать свои женские признаки, молодая спортсменка на секунду приподняла невзрачную верхнюю одежду, и судья, краем глаза увидев положенный номер, машинально пропустил ее к стартовой позиции.

Катрин, ее бойфренд Том, Арни и еще один марафонец из их клуба решили держаться всю дистанцию вместе, если, конечно, по ходу бега всех это устроит.

Марафон начался. В районе четвертой мили квартет настиг грузовик с открытым кузовом, в котором находились фотографы. Следом за ним ехал автобус с журналистами и директором марафона Джоком Семплом. Когда транспорт стал обгонять бегущих, прижимая их к обочине, кто-то из фотографов распознал среди участников женщину и закричал: «Девушка на трассе!» В следующий момент грузовик занял место как раз перед Катрин и ее друзьями и сбавил скорость, чтобы фотографы смогли сделать несколько хороших снимков.

Дебютантке марафона уже нечего было скрывать. Она сняла с головы плотно прикрывавшую ее пышные волнистые волосы шапочку, дав им свободу на ветру. Бегунья уже не только не таила свое женское происхождение, но и всячески демонстрировала его. Катрин была настолько горда собой, что даже достала губную помаду.

Когда ее заметили и журналисты, они стали поддразнивать директора марафона: как это девушка могла просочиться в организуемый им забег? Они определили, что в стартовом листе против номера, который был на груди Катрин, значилось «K. Switzer», и продолжали шутить: «Она вовсе не похожа на Карла!»

Джок Семпл слыл человеком со вспыльчивым характером. От увиденного и услышанного он вскипел от ярости, выпрыгнул из автобуса и погнался за разгневавшим его объектом. Девушка заметила Семпла только в самый последний момент и испугалась до смерти, так как его эмоции и действия уже вышли из-под контроля. Катрин постаралась увернуться от попытки схватить ее, но директор все же успел вцепиться в плечо и закричал: «Вон с моей трассы, и отдай стартовый номер!»

Освободиться от хватки Семпла самостоятельно у нее не получалось. Находившийся ближе других к Катрин Арни принялся отбивать ее у директора марафона, но и его действия не увенчались успехом. Тогда спасать свою девушку ринулся 110-килограммовый Том. Сжав кулаки и скрестив на груди руки, он всей своей массой навалился на Джока, и тот полетел на обочину.

В первый момент Катрин показалось, что ее друг убил директора. Она была в растерянности, не представляя, что делать дальше, но в следующий момент Арни вывел ее из оцепенения, подтолкнув со словами: «Беги как бежала».

Катрин Свитзер - первая женщина, пробежавшая марафон с номером

Катрин Свитзер - первая женщина, пробежавшая марафон с номером

Катрин закончила марафон с результатом, близким к 4:20. Несмотря на то, что Бостонская легкоатлетическая ассоциация – организатор марафона – пыталась всячески игнорировать факт участия Катрин в забеге, а посрамленный Джок Семпл лично дисквалифицировал спортсменку и аннулировал ее результат, новость, что женщина впервые в истории пробежала 26,2 мили с официальным нагрудным номером, облетела весь мир. Об этом написали многие влиятельные издания, включая «Нью-Йорк таймс».

Таким образом, Катрин Свитзер приоткрыла окно в марафон для женщин, которое широко и полностью распахнулось спустя пять лет. Сама первопроходец ещё восемь раз выходила на старт в Бостоне после того, как все барьеры там были полностью ликвидированы. А с Джоком Семплом они впоследствии стали хорошими друзьями.

 

ОЧАРОВАТЕЛЬНАЯ ЛЕДИ!

Часть этой интереснейшей истории я прочитал в книге Гейл Кислевиц Life is for Participating («Жизнь ради участия»), изданной в США, что-то узнал от самой Катрин Свитзер. Эту удивительную женщину мне посчастливилось видеть дважды. Первый раз действительно только видеть. Случилось это в 2010 году в Афинах на праздновании 2500-летнего юбилея легендарной битвы при местечке Марафон. На торжества были приглашены многих из тех, кто внес в развитие марафона весомый вклад, включая целую плеяду олимпийских чемпионов и чемпионов мира.

Ноябрьский вечер чествования звезд, несмотря на мягкий греческий климат, выдался далеко не теплым. К тому же начало праздничного действия, организованного на открытой площадке в центре города, прилично задерживалось. Становилось все холоднее и холоднее. Многочисленные зрители, занявшие места в креслах, кутались кто во что мог.

И Вот ведущий пригласил на сцену, залитую ярким светом, льющимся с софитов, первого номинанта. Взорам собравшихся явилась элегантная  женщина в легком декольтированном вечернем платье с обнаженными плечами, изыскано подчеркивающем ее прекрасную фигуру. Это была Катрин Свитзер. Отвечая на аплодисменты, она искренне улыбалась достопочтенной публике. Следом объявили имя и титул человека, который должен вручить очаровательной женщине и заслуживающей всяческих похвал бегунье подарок. Это был президент Международной ассоциации легкоатлетических федераций Диак Лодин.

Прошла минута, две, три, а на сцену никто не поднимался. Наконец все увидели персону номер один в легкоатлетическом мире. На Лодине было надето теплое, наглухо застегнутое на все пуговицы пальто. Его шею многократно обвил толстый шерстяной шарф. Когда он вплотную подошел к воздушной на его фоне Катрин, она выглядела сто крат изящнее, чем прежде. При этом она ни малейшим образом – ни глазами, ни мимикой, ни жестами – не выдавала, каково ей стоять на сцене при таком холоде. Ее контраст с Диаком Лодиным был потрясающим. Конечно, как и все, я сочувствовал ей, но в то же время жалел, что у меня в тот момент не оказалось под рукой фотоаппарата.

Во второй раз я встретил Катрин Свитзер в мае нынешнего года в Праге, где она была специально приглашенной гостей Конгресса AIMS, одной из обсуждаемых тем которого стал женский бег. Катрин выступала с трибуны, а потом была вполне доступна для общения в кулуарах Конгресса и с удовольствием отвечала на вопросы.

Катрин Свитзер очень много сделала для популяризации занятий бегом среди женщин: написала несколько книг, вела специальную передачу на телевидении. Именно ей принадлежит идея и последующая реализация глобальной серии женских забегов Avon international Running Circuit, которой она посвятила 20 лет. Этот проект охватил 25 стран мира и собрал под свои знамена около миллиона участниц.

То, что с 1984 года в программу Олимпийских игр включен женский марафон, в немалой степени заслуга и Катрин Свитзер. В свое время она взяла на себя роль одного из локомотивов в продвижении этого вопроса и довела дело до конца.

Что касается личной беговой карьеры, то она тоже получилось достойной, Катрин пробежала 35 марафонов. Однажды финишировала второй в Бостоне и победила в Нью-Йорке, установив личный рекорд 2:51.33. Тогда, в 1974 году, это был шестой результат в мире.

Она и сегодня в свои 65 легко выполняет 10-15-мильные пробежки, что придает ей чувство легкости, свободы и уверенности в себе.

Катрин Свитзер - первая женщина, пробежавшая марафон с номером

 

Вас также могут заинтересовать статьи:

 Как пробежать марафон за 3 часа

бег по стадиону интервалы  История 800-метровок Яссо

Маршрут бегового марафона на Олимпиаде -80 в Москве Трасса марафона на Олимпиаде-80 в Москве

 Первый женский марафонский забег на Олимпиадах

5 ключевых качеств победителей  5 Ключевых качеств победителей

 

Начните тренировки прямо сейчас!

Оставьте заявку или позвоните нам +7 (915) 481-1655